freak-trio
"Лидер удаляет из чата Лидер. Причина: стыдно" (с)
Название: 5+2+2
Автор: freak-trio
Бета: нет пока
Жанр: ангст, психология, че как
Пейринг: см. в заявке
Рейтинг: "хн, R"
Дисклеймер: выкупить бы контракты пацанов...
Разрешение на репост: никуда тчк
Комментарий: написано на ♘Неделю #007: другие фандомы на K-MINI@diary

〖006ДФ07〗U-KISS: Кевин|Хун; Времена антиебофанства Хуна и Эйджея. "Отнесись ко всему философски. Фанаты - наш хлеб" — "Знаешь, агрессивная еда - это дохуя страшно"; G, NH!
- Отъебись от Кисопа, не ты тут устанавливаешь правила, - слова злые, но тон без пафоса или агрессии.
Кевин просто информирует Хуна, словно озвучивает цены на рис. Слегка подорожал, но паники не предвидится. Круглое лицо Хунмина вытягивается от такого интересного отношения. Да, разница небольшая, все пара месяцев, но Хун для Сонхёна все-таки хён, а не малолетка неразумная, не пилящая ничего в айдольской жизни.
Он хочет что-то сказать, возразить, поставить на место, но Кевин уже ушел, оставив Хуна размышлять, стоит ли война или месть энергозатрат. По всему выходит, что ему придется форматироваться под окружение и не отсвечивать. Это расстраивает.

Пятерка демонстративно запирается в комнате нового Лидера, давая понять, что новенькие права голоса не имеют. Илай получает от Тонхо учебником по голове, когда робко интересуется, а не чересчур ли это.
Сухён сам по себе очень смуглый, поэтому нельзя сказать, что «бледен». Какой-то сероватый нездоровый оттенок. А в глазах готовность справится с любой задачей, которую вздумает ему подбросить нелегкая.
- Я чего вас собрал, руководство дало задание распределись, в чью зону ответственности будут входить новички.
Он с усилием трет лоб, то ли разгоняя невеселые мысли, то ли приманивая дельные. В голове первичная пустота – думать вообще не хочется. Проще пойти отработать ночную смену грузчиком в соседнем супермаркете, чем решить административный вопрос. Все приходящие на ум решения не в кон, от всех разит искусственностью и насилием.
- И под этим подразумевается не только помощь в том, чтобы они влились в коллектив, но и, кхм, фансервис.
Тонхо закатывает глаза и самоустраняется в сторону окна.
- Мне, конечно, не нравятся прикосновения Хуна, и вообще я долго к чужим привыкаю, вы знаете... Но если выбирать, то ради группы потерплю.
Кисоп хмур, но с самого начала просчитал, как будет лучше для всех. Кевин смотрит на него с уважением и решает как-то утешить. Поднырнув ему под руку и обнимая за талию, он игриво шепчет на ухо, что Кисоп-сси не посмеет изменять ему с каким-то там Ё Хунмином. Штатный ольччан заливисто смеется, ему уже не кажется будущее таким беспросветным и неустойчивым. И если за дело берется У Сонхён, то все будет тип-топ.
- Ладно, Кевин, ты наше лицо, тебе точно придется с кем-то из них нянчиться. Эйджея я беру на себя. Надеюсь, вопросов и самоотводов нет.
Илай тонко намекает, что может быть он и не силен в штучках-дрючках на камеру, но он тоже хочет помочь как-то выбраться из дерьма, в которое их макнул до самые уши лейбл. На что получает четкое «успеешь еще».
Сухёну не хочется закрывать их мини-собрание на такой ноте, но лейбл не отправил его на курсы лидеров, не дал мануалов, приходилось учиться на лету самому.

Сухён и Чэсоп оккупирывают кухню, чтобы приготовить что-то праздничное. Тонхо скрежещет зубами, не понимая, какого хрена все так пляшут вокруг новеньких. Кевин весь день сдерживает атаки фанаток на твиттерах, увещивая быть добрее и понятливее. Фанатки не ведутся, Маннэ не ведется. Изредка к ноутбуку Сонхёна подбегает Сухён, перелогинивается и добавляет свои сто вон к уговорам.
К Кевину сдуру тыркается Хун, предлагая помощь. Сонхён смотрит на него, как на прокаженного, больного до кучи шизофренией. Суета-суета-суета. Атмосфера в доме больше похожа на танец во время чумы, а не на карнавал. Тонхо уходит к себе и затыкает уши музыкой, а сверху – подушку, чтоб уж наверняка. Кровать сегодня почему-то особенно жесткая, он вертится, попеременно поправляя то один, то второй наушник.
Когда под бок подкатывает Кисоп, Тонхо расслабленно засыпает, напоследок придумав, как отомстить Илаю, что не пришел.
Месть отменяется, потому что просыпается он уже в объятьях Кёнджэ. Он большой и теплый. И красивый. И заботливый. И дурак. Тонхо его любит. Вообще любит их всех. И тех двух дурней, ежедневной заботы которых лишился. Он лениво размышляет, а способен ли он полюбить еще двоих, допустить в свою зону.

- Отнесись ко всему философски, фанаты - наш рис с кимчхи. Кто мы без них? – видно, что Кевин ну очень недоволен своим новоиспеченным подопечным, который умудрился при нем раскрыть рот для критики фандома.
- Знаешь, - злиться Хун, замечая за собой, что не такая уж у него и крутая выдержка, раз Сонхён развел его на мат, - агрессивная еда - это дохуя страшно.
Кевин напрочь игнорирует сарказм и бьет. Больно. Несправедливо. В самую точку.
- Если тебе всего лишь страшно с какой-то волны девчачьего негодования, то что ты вообще забыл на сцене? Или ты бумажка в тысячу вон, чтобы тебя все любили?
Эйджей порывается вмешаться в разговор, но Сухён его одергивает. Все знают, что у Кевина свои способы налаживать контакт. И если он соблаговолил не игнорировать Хуна, а потыкать в него иголкой, наблюдая за реакцией, то дело не безнадежное. Знают все, кроме самого подопытного и Чэсопа. Сухён уводит его на кухню за очередной порцией чашек-мисок.
Когда в гостиную вваливается Илай, тащащий на спине отказывающегося идти к столу Тонхо, Хун как раз дает Сонхёну пощечину и шипит, что ни от фандомных девочек, ни от девочкоподобного согруппника не намерен терпеть оскорбления. И получает удар внизу в челюсть – руки у Кевина тонкие-тонкие, но мышцы – стальные жгуты.
Кевин нагибается над упавшим Хунмином и с ехидцей констатирует, что пощечины раздают как раз девчонки, но никак не брутальные айдолы, на звание которых пытается претендовать кое-кто. Тонхо сползает с Илая и в три секунды вычисляет ситуацию. С визгами «вау, вы решили поиграть в царя горы» он валит Сонхёна на Хуна, на Тонхо сверху наваливается Илай, вернувшийся из ванной мокрый Кисоп присоединяется.
Сухён роняет поднос, видя устроенный бедлам. Эйджей ржет громко и от души.

- Придурок, у меня будет синяк, - Хун, прикладывая ложку к подбородку, дуется, но по глазам видно, что невсерьез, а ради проформы.
Кевин, потирая щеку, обещает любить «своего милашку Хунчика» и таким. А Тонхо про себя обреченно плюсует пять плюс два и еще раз два, массируя помятые в игре ребра.

@темы: 〈Жанр〉ангст, 〈Жанр〉психология, 〈Жанр〉юмор/стёб/пародия, 〈Размер〉мини, 〈Рейтинг〉PG-13, 〈Тип〉джен, 《Фанфикшен》авторский, 【Кевин】, 【Хунмин】